Городской парк Хай-Лайн в Манхэттене — один из самых необычных в мире. Он разбит на высоте 10 метров над землёй на месте бывшей железной дороги. Несмотря на то, что между Беларусью и США тысячи километров, некоторые подсмотренные там идеи ландшафтной архитектуры можно успешно применить и в Минске.

хай-лайн парк

 

Железнодорожная ветка в районе Челси в Манхэттен была заброшена в 1980-х годах, когда грузы стали доставлять в основном автотранспортом. Освободившееся место постепенно начали завоёвывать растения. В 1990-х годах встал вопрос о демонтаже железной дороги, однако под давлением общественности её решили трансформировать в парковую аллею длиной 2,33 километра.

В итоге получился один из знаменитейших парков Нью-Йорка, ежегодно привлекающий миллионы туристов. Сейчас Хай-Лайн на 98% поддерживается пожертвованиями сообществу «Друзей парка» («Friends of High Line»), которое в 1999 году основали два местных жителя, чтобы продвигать идею сохранение этого места как общественного пространства.

Сообщество провело опрос и экономическое исследование целесообразности проекта. Конкурс идей преобразования был открытым. Сам парк создавался в начале 2000-х годов ландшафтным архитектором Джеймсом Корнером и его бюро «Field Operations», ландшафтным дизайнером Питом Аудольфом и студией «Diller Scofidio Renfro». Команда поставила своей целью сохранение характера «дикой» флоры, сложившегося на эстакаде за 20 лет.

Тема железной дороги многократно обыгрывается в оформлении парка: прогулочная дорожка заканчивается узкими полосами, напоминающими рельсы. Похожи на рельсы и некоторые из скамеек (всего в парке придумано 5 разных видов скамеек).

Различные участки парка засажены разными растениями: где-то это настоящие деревья, образующие арку над головами гуляющих, где-то кусты или только цветы либо газон. Вся растительность держится на слое земли в 45 см, а для отвода воды применяется специальная технология сбора и фильтрации.

В качестве сувениров можно купить seed bombs с семенами местных растений и внести свой вклад в озеленение родного города. Доход от продажи идёт на поддержание парка.

 

 Кроме интересных растений, в парке есть объекты современного искусства. Например, граммофон, в котором  можно услышать два звука: дыхание человека с хронической болезнью лёгких и шуршание пластикового мусора. По замыслу художницы Йоханны Малиновской, эти два звука отображают главные беды современной цивилизации: загрязнение человека выхлопами и загрязнение природы пластиком.

Конечно, любой город был бы рад иметь у себя такой необычный парк. Мы поинтересовались у координатора кампании «Городской Лесничий» Игоря Корзуна, где, по его мнению, можно было бы проложить минский Хай-Лайн.

«Самое подходящее место — между улицей Нахимова и Планерной. Там есть колоссальная, высотой с двухэтажный дом, железнодорожная насыпь. Она выглядит как городской вал, как остатки старой крепости. Когда-то это была ветка железной дороги, которая вела на территорию велозавода и обслуживала его и другие предприятия данного промузла. В начале 2000-х мост через Партизанский проспект был разрушен. Убрали рельсы, потом шпалы, потом осталась только насыпь. Но сейчас из этого места можно сделать полноценный Хай-Лайн парк длиной 450 метров. Место очень подходящее: с одной стороны насыпи расположен парк вдоль Слепянской водной системы, с другой — улица Нахимова и жилые дворы. Не составило бы большого труда провести  там грамотное озеленение, сделать террасы, которые будут выходить над насыпью в сторону парка, устроить летнее кафе или кинотеатр, чтобы можно было совершать прогулки по террасам. Уголок мог бы стать прекрасным туристическим местом. К сожалению, пока такие мысли не приходят в голову тем, кто планирует развитие города», — ответил он.

 Зелёный Портал

«Один саженец на гражданина, и никаких исключений! — два пионера, чудом сохранившихся с советских времён на задворках Галереи «Ў», когда-то всё это уже видели: макулатуру и очередь. — Нет, только один на руки! Берите, пока есть, потом и этого не будет!»

 

saz1

 

На четвёртой акции по обмену макулатуры на деревца и, вправду, почти всё разобрали, причём редкие породы закончились в первые 20 минут.

 

saz2

 

saz2

 

saz2

 

saz2

 

Налицо острая нехватка у населения Минска маньчжурских орехов, лиственниц и клёнов: эти саженцы улетели со свистом в первую очередь. Чуть дольше продержались пихты, их было побольше — 100 штук.

 

saz2

 

saz2

 

saz2

 

saz2

 

Кедр победил: 550 штук саженцев — это целый лес, унести который трудновато. Но минчане почти справились: всего 50 кедриков осталось в ящике к завершению акции.

 

saz2

 

saz2

 

saz2

 

saz2

 

Большой чёрный джип, пара на скутере, мама с детьми и коляской макулатуры, офисные работники в костюмах, на шпильках, всякого рода хипстеры с рюкзачками и просто люди с огромными коробками — все приносили разное количество бумаги, но получали, кажется, одинаковое количество удовольствия. Закрепить настроение помогал китайский чай от «Чайной почты», которым угощали всех желающих.

 

saz2

 

saz2

 

saz2

 

saz2

 

Саженец меняли на 5 кг (и более) макулатуры. Один в руки — такое правило установили после прошлых акций, когда хватило не всем. Большинство приносили гораздо более 5 кг бумаги, что говорит о желании людей правильно утилизировать макулатуру, даже за такую символическую плату, как один саженец.

 

saz2

 

saz2

 

saz2

 

В итоге было собрано около 6 тонн макулатуры, роздано 650 саженцев. А 50 оставшихся кедров отдали волонтёрам для посадки в городе. Из макулатуры достали свыше 200 книг, многие из которых разобрали желающие, остальная часть пойдёт на буккроссинг.

 

Денис Зеленко, Зялёны Партал

В Европейский день парков, 24 мая, мы разузнали о насаждениях Минска: как сделать кроны деревьев более ветвистыми, а экологическую роль территорий — более значимой. Чего не хватает паркам в столице? Рассказывает координатор кампании «Городской Лесничий» Игорь Корзун.

 

Парк становится зрелым через 25 лет

 

«Большинство советских парков разбито между 60- и 90-ми годами. Тогда появились самые интересные из них: парк «Дрозды», Слепянская водная система, парк 60-летия Октября, парк Павлова, парк Дружбы народов», — говорит Игорь Корзун, координатор кампании «Городской Лесничий».

 

mp1

 

Большинство парков Минска реализовано в английском стиле, а он подразумевает минимальное вмешательство в природу, даже если парк целиком посажен человеком.

 

Деревья никто не подстригает, лишь удаляют находящиеся в ненадлежащем состоянии, или подсаживают группы деревьев или кустарников, подчёркивающие композицию и имеющие иные тон зелени, высоту, размеры.

 

mp2

 

Изменения должны происходить с учётом замысла архитектора и согласованно с архитектурным проектом.

 

«Парк приходит к виду, запланированному архитекторами, только лет через 15, стадия зрелости — лет через 20-25. Нужны агротехнические и восстановительные мероприятия, чтобы замысел архитектора проявлялся правильно», — говорит координатор кампании.

 

Эстетика: парк – не лесопосадка

 

Но в Минске часто замысел архитектора остаётся нереализованным. Например, группы деревьев не всегда прореживают, из-за чего они хуже растут.

 

«Открытые места используют для компенсационных посадок, что, на мой взгляд, недопустимо. Вдоль дорожек в открытых местах с панорамными видами появляются незапланированные аллеи, закрывающие вид», — говорит Игорь Корзун.

 

Так парки теряют одну из своих главных функций — эстетическую.

 

mp3

Сквер, Швеция

 

Сажать нужно кустарники, крапиву и злаки

 

Экологическая функция тоже не на высоте. Парк или лесопарк могут быть участками дикой природы в городе, но не всегда это получается легко.

 

«Например, в городе Эйндховен существует птичий заказник, как и в Минске — заказник «Лебяжий», — объясняет Игорь. — Но, возможно, «Лебяжий» перестанет существовать как особо охраняемая природная территория. Вокруг него растут многоэтажные дома, и это может быть критично для территории всего в 10 соток».

 

mp4

 

Реализация экологической функции затруднена и из-за почти полного отсутствия нижнего яруса. Кустарникам, по мнению Игоря, объявили негласную войну, и мелкие животные остаются вне привычной среды обитания. По этой же причине ежи, белки и мыши разносят клещей по открытым участкам.

 

«Потому в Европе вошли в моду естественные травяные растения — крапива, лопух, полынь, — говорит специалист о среде обитания. — Эти объекты интересны и в эстетическом плане. Травы растут быстрее кустарников, позволяя сформировать зелёную куртину на открытом пространстве. Точно так же используют аборигенные и интродуцированные злаки: мискантус, кукуруза, пшеница, ячмень».

 

mp5

 

Озеленители подчиняются чиновникам, а не специалистам

 

Но в Минске ландшафтной архитектурой занимаются не те, кто проектирует парки, а подрядчики, чаще всего «Зеленстрой». Он в подчинении административных органов управления и в первую очередь выполняет распоряжения не высококвалифицированного специалиста из городского «Зеленстроя», а администрации района.

 

По этой же причине перестали быть подобными паркам многие публичные территории, которые ими не являются, но были похожи до «омолаживающей» обрезки.

 

mp6

Вид около проходной сразу после обрезки

 

Ещё одна из причин — распределение бюджета. Районный «Зеленстрой» заинтересован не брать платную консультацию у городского и потратить деньги в своём районе.

 

Чего не хватает городским паркам?

 

  • Травы, чтобы лежать и сидеть

 

Паркам нужно больше зелени, и речь не о газонах. Людям нужно место, чтобы лежать и сидеть на травке, устойчивой к вытаптыванию. А пока парки не выполняют функцию публичных пространств. Там веселятся, но не отдыхают, жарят шашлыки, но не занимаются йогой и не смотрят фильмы.

 

mp7

 

  • Беседок для камерности и уюта

 

Раньше они были, например, в парке Горького. Беседка разграничивает приватное и публичное пространство. Там есть крыша и стол, а значит, можно поесть и спрятаться от дождя в уютном, камерном месте. Не помешали бы и питьевые фонтанчики.

 

  • Больше животных

 

Это не основное предназначение городских парков, но в целом в них уживаются кролики, белки и разные птицы. Только это не у нас. В наших парках могут выжить только врановые, которые селятся в кронах. Мелких птиц, которые вьют гнёзда в кустарниках, почти нет.

 

  • Отрегулированного освещения

 

Если ставить фонари реже, то парк станет уютнее и в нём будет меньше насекомых-хищников и падальщиков. Освещением также можно подчёркивать отдельные архитектурные решения, но пока на это никто не обращает внимания.

 

mp8

 

  • Садовников для основных парков

 

Такой человек знает всё о парке, состоянии деревьев и о том, как их сохранить здоровыми и красивыми. Из десятка здоровых деревьев он сможет отобрать три, которые нужно сохранить ради композиции, и клён у него будет похож на клён, с размахом кроны метров 10 в каждую сторону.

 

«Речь не просто о садовнике, — подчёркивает Игорь Корзун. — Скорее речь о человеке, который также знает историю парка, следит, чтобы сохранялась его концепция, но в то же время парк вписывался в сегодняшние тренды».

 

Практика: сохранить роскошный сосновый бор и пересадить сакуры

 

Работать в парках нужно согласно проектам, а не планировочным документам, сажая деревья на любом участке, где их нет. Так случилось с Антоновским сквером, в котором ещё два года назад читалась композиция, а сейчас все открытые места в саженцах. То же касается одного из парков Слепянской водной системы:

 

«Без должной причины, исходя из идеологических или патриотических нужд, выполнены посадки учащимися кадетского корпуса во время субботников», — говорит собеседник.

 

Парк Павлова нужно сделать не таким загущенным и восстановить кустарниковые насаждения.

 

В Парке Дружбы народов стоит сделать аллею сакуры, вписанную в композицию. О её создании объявили в 2016 году, но вместо того появился небольшой садик из тех же деревьев.

 

mp9

 

Парк Уго Чавеса лучше законсервировать и не допускать строительства. Чтобы стать полноценным парком, ему необходим проект, включающий работу с озеленением, систему освещения, дорожки. А пока он похож на фруктовый сад с деревьями, посаженными рядами.

 

Лошицкий парк нуждается в том, чтобы подчеркнули вид, открывающийся с высоких берегов. Здесь можно локализовать зону барбекю и обыграть плодовый сад: почистить кроны деревьев и грамотно сформировать лужайки, добавить малые архитектурные формы.

 

mp10

 

Парк 60-летия Октября — перестать раздавать под строительство. Там уже появился ФОК Беларусской теннисной федерации, строятся крытые корты.

 

«Это недопустимо, ведь парк — законченный архитектурный объект. Мы же не отрубаем кусок оперного театра, чтобы пристроить общежитие для балерин?», – восклицает Игорь.

 

mp11

 

Парк Челюскинцев. Роскошный сосновый бор постепенно умирает от натиска широколиственных деревьев, которые рассеялись от посаженных вдоль дорожек. Нужно приостановить этот процесс, иначе парк превратится в сорный лес, некрасивый и без полноценного биоценоза.

 

А если не будет эстетической составляющей, вскоре там может вырасти востребованный павильон общепита.

 

mp12

 

Парк Горького. Парк — не торгово-развлекательный центр. Но параллельно алее высоких старых деревьев выстроился мини-рынок из ларьков с блинами, сладкой ватой и игрушками.

 

Для парка было бы лучше перенести их и большинство аттракционов (кроме разве что колеса обозрения и лодочек) за город. Например, близко от МКАД есть подходящая территория неиспользуемого военного полигона. Там же удобно соорудить парковку и открыть несколько мест, где можно пообедать не только хот-догом.

 

mp13

 

Анна Волынец, Зялёны Партал

 

Читайте также: