В минувшую пятницу, 18 августа, в Минской областной библиотеке имени А.С.Пушкина состоялась лекция австралийского эколога и эксперта в области пермакультуры Дэвида Брауна.

 

1 lekcija david

 

Зелёный портал посетил мероприятие, организованное кампаний «Городской лесничий», чтобы познакомиться с австралийским опытом ухода за зелёными зонами в городах, а также узнать, применим ли он в Минске?

 

Белый лебедь, чёрный лебедь

 

«Верхний белый лебедь – это вы. Чёрный – это я. Я здесь не для того, чтобы учить жизни. Я прилетел, чтобы рассказать, как мы, чёрные лебеди, работаем у себя. А вы сможете рассудить, есть ли в моём рассказе какая-то ценность», – говорит Дэвид Браун, лектор.

 

2 lekcija david

 

Первое образование Дэвид получил в области философии, но также интересуется экологией, ботаникой и пермакультурным дизайном. На родине, в Австралии, он занимается экологическими проектами, читает лекции, посещает экспериментальные территории, от дач до лесов. Своё экологическое образование получил в Университете Тасмании.

 

Пермакультурный дизайн — это система проектирования среды обитания человека и устойчивых сельскохозяйственных систем, удовлетворяющих потребности человека при сохранении качества окружающей среды.

 

Дэвид Браун любит путешествия и посетил Шотландию, Ирландию, США, Канаду, Россию и Гавайи. В Беларуси он пробыл в больше, чем в любой другой стране мира, кроме своей родной.

 

Жёсткий пейзаж без деревьев

 

«Я покажу примеры различных стилей в городском зелёном ландшафте, расскажу, как позволить деревьям и другим зелёным компонентам городской среды не только выживать, но и процветать», – пообещал эколог в начале встречи.

 

Деревья и вода, по словам австралийского эколога, – основные компоненты зелёной среды в городе. В некоторые города люди едут, чтобы насладиться растениями, и один из таких городов – Минеральные воды на Кавказе. Без растений же, говорит Дэвид, городской пейзаж становится жёстче.

 

3 lekcija david

snpltd.ru

 

«Это бардак надо убрать»

 

Перенесёмся в самый крупный город Шотландии – Глазго. Там самое большое количество общественных парков в Европе. Наибольшую их часть составляют дикие кустарники.

 

Крупный многокилометровый парк раскинулся вдоль одного из водотоков, проходящих через город. В нём же находятся старые арочные мосты. Из нововведений в этом парке за последние годы появились только тропинки для прогулок.

 

«Это практически дикая кустарниковая роща, – говорит Дэвид. – Можете себе представить такое в Минске? Нет. Люди сказали бы: "Это бардак надо убрать"».

 

4 lekcija david

И здесь тоже убрать. Зелень вдоль велодорожки, город Райсвайк, Голландия. Фото – Анна Волынец

 

Беларусы опрятные, иногда слишком: они сметают каждый листок и песчинку. Недостаток такого подхода – корневая система дерева остаётся без защиты и питательных веществ, которые давали листья, уверен эколог. С ветром уходит и необходимая влага.

 

Дикой природы становится меньше

 

Многие деревья в городах высажены в аккуратные и узкие лунки. Такие деревья страдают – это не имеет общего с естественной для них средой, в которой дерево чувствует себя хорошо.

 

На фото пример парка, где растения подчинены правильным геометрическим формам, а между ними галька.

 

5 lekcija david

samdizajner.ru

 

«Но вас не пустят походить по дорожкам, вы будете смотреть со стороны», – говорит Дэвид Браун.

 

Именно в этом направлении развивается территория вокруг Цнянского водохранилища: дикой природы всё меньше и всё больше бетона. Но можно обратить внимание на проектирование городов в Китае: для борьбы со смогом там хотят создать среду, названную «город-лес». В таком городе жители квартир будут реже болеть психическими расстройствами, уверены экологи.

 

6 lekcija david

Лючжоу Форест Сити (Liuzhou Forest City)

 

Городские зелёные ландшафты дают прохладу и привлекают туристов, а также снижают ущерб от ураганов.

 

Деревья у проспекта проиграли машинам

 

Минск пока не похож на город из футуристичных китайских проектов.

 

«Нет ни одного города в мире, который бы нуждался в деревьях больше, чем Минск, – продолжает Дэвид. – На знаменитом проспекте Независимости деревья борются за выживание. Он был очень красивым проспектом с огромным количеством деревьев, но они проиграли в состязании с машинами».

 

7 lekcija david

Типичный для Минска пейзаж – одинокое выжившее деревце, абсолютно не закрытое тенью. Игуменский тракт, 7 июня 2017. Фото – Евгений Хоружий

 

Деревьям сложно существовать в привычной для нас форме высадки – поодиночке вдоль улиц.

 

«Природой задумано, чтобы деревья росли группами, защищая друг друга, с естественным перепадом высоты. Соседствуя, как в дикой природе, они создают для себя подходящий микроклимат. Гибель одного дерева автоматически ухудшает среду для других», – объясняет Дэвид Браун.

 

8 lekcija david

У площади Якуба Коласа, лето 2017. Фото – Анна Волынец

 

Как спасти дерево на суглинке?

 

Идеальные условия для дерева – отсутствие стресса и резких изменений в окружающей среде, достаточное количество воды и света.

 

Пример плохих условий – один из открытых суглинистых участков у дороги вблизи Ботанического сада. Там несколько деревьев засохло в 2014 году. В этом месте влага скатывается вниз по склону, корни деревьев открыты солнцу и ветрам.

 

«Земля сохнет и превращается в кирпич, трескается и разрывает мелкие корешки. Чтобы спасти деревья в таком месте, я бы для начала засыпал прикорневую зону листьями, сучьями, опилками и мульчей, – предполагает эколог. – Потом обрезал бы немного верхнюю часть кроны для баланса между получаемой влагой из корней и той, которая испаряется. Я использовал этот метод в Австралии, у нас засухи каждый год».

 

9 lekcija david

Здесь был саженец. Минск, проспект Независимости, август 2017. Фото – Анна Волынец

 

Дерево гибнет без влаги или от нехватки места

 

Ещё один пример – место, где вода не попадает к дереву из-за неправильной организации водостока. Например, на Цнянском водохранилище он сделан так, что вода не скатывается мимо растения в озеро. Извилистый же водосток может обеспечить водой деревья рядом.

 

Деревья в искусственном насаждении могут погибнуть из-за чрезмерно большой плотности насаждения. Они не вырастут вширь и останутся слишком тонкими, недополучив солнце, влагу или питательные вещества. Такое насаждение нужно прореживать, а это значит – вырубить саженцы, за которые заплачено много денег.

 

10 lekcija david

Посадка у Цнянского водохранилища. Анна Волынец.

 

Болезни – ещё одна причина гибели деревьев. Им подвержены деревья, ослабленные плохими условиями, возникшими из-за изменения климата.

 

«Изменение климата легко заметить, если вы знаете: болотный кипарис растёт во Флориде или на южном побережье Луизианы, но никак не должен зимовать в открытом грунте в минском Ботаническом саду. По словам работника Ботанического сада, 10 лет назад эта ситуация ещё была невозможной», – делится наблюдением лектор.

 

За сто лет Минск захватят акации

 

Австралийский эколог Дэвид Браун предлагает адаптироваться к изменениям, расширяя видовой состав, используя смешанные насаждения, разновозрастные посадки и уделяя больше внимания потребности во влаге.

 

Пример нового вида – красный дуб, подарок с американского континента. Эти деревья чувствует себя хорошо в Минске. Другой пример – чёрная акация, которая тоже принесена из США.

 

«В отличие от красного дуба это растение вам точно не нужно, – уверен австралиец. – Если вы потрогаете дерево, то увидите шипы. За ним сложно ухаживать. Если Минск оставить в покое лет на сто, без людей – скорее всего, чёрная псевдоакация доминировала бы и осталась бы практически одна из всех деревьев».

 

«Это дерево переживёт всех людей на фото»

 

Чтобы сохранить деревья, нужно им дать хороший уход.

 

«Позвольте деревьям руководить вами, – говорит Дэвид Браун. – Будьте ответственны, узнайте, что это за дерево, в каких условиях оно растёт в дикой природе. И дерево подскажет, что ему нужно».

 

Маленькие деревья тонкие и не могут себя защитить, особенно в новых насаждениях. Им помогут поддерживающие планки, отмечает эксперт.

 

Обрезку ветвей нужно делать так, чтобы дерево могло затянуть повреждение, не оставляя пеньков на месте сучьев.

 

11 lekcija david

Фото - Анна Волынец

 

Крону деревьев нужно формировать густой, чтобы она давала тень для корней, защищая от солнца и ветра. Этому помогают и кустарники рядом с деревом, они же снижают конкуренцию с другими деревьями рядом.

 

Важна и правильная посадка.

 

12 lekcija david

belta.by

 

«Очень забавная картинка, по-моему. Возникает вопрос: чем они думают? Но не будем спешить с выводами. Это дерево переживёт всех, кто на фото и здесь, в зале. А если ему не мешать – и то здание сзади», - говорит Дэвид Браун.

 

Эксперт советует сажать деревья утром или вечером, а в идеале – в дождь.

 

«После посадки хорошо его полить. Вода прибивает грунт, и он делается одним целым с грунтом вокруг места посадки, - говорит австралиец. - Когда вы сажаете дерево, то верите в будущее через сотню лет или через несколько сотен. И с точки зрения надежды на будущее человечеству ничего больше не остаётся, как высаживать деревья».

 

13 lekcija david

Фото - Анна Волынец

 

Анна Волынец, Зялёны Партал

18 августа (пятница) в Минске пройдет публичная лекция, на которой выступит австралийский эколог и эксперт в сфере пермакультуры Дэвид Браун.

 

david

 

Спикер расскажет о своем австралийском опыте ухода за зелеными зонами в городах. По мнению эксперта, данный опыт может быть применен и в Минске для повышения выживаемости зеленых насаждений. Дэвид Браун поделится своим опытом в области ухода за деревьями, кустарниками, виноградными лозами и другими многолетними растениями во многих странах мира со схожей европейской культурой: Канада, США, Россия, Беларусь, Западная Европа, Великобритания, Гавайи, Новая Зеландия и Австралия.

 

Кроме этого, Дэвид расскажет о своей работе по выращиванию деревьев в разных частях Австралии, включая опыт создания дендропарка пермакультуры.

 

Лекция состоится на английском языке с переводом на русский. В конце лекции будет время для вопросов и ответов, а также дискуссии.

 

Вход на лекцию свободный.

 

Всех желающих посетить лекцию просим до 16 августа сообщить об этом организаторам, отправив письмо на имейл Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..

 

Место: Минская областная библиотека имени А. С. Пушкина (г. Минск, ул. Гикалo 4), отдел Иностранной литературы, Зал № 2 (3 этаж) 8 (017) 293 69 24.

 

Дата: пятница 18 августа 2017 года.

 

Время: с 11:00 до 13:00 (просим приходить к 10:55).

 

Контакты: Кирилл Кудравец +375 29 500 21 69, Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра..

На Московский урбанистический форум приехал Стефано Боэри — автор миланских башен Bosco Verticale и отчаянный приверженец зеленой архитектуры. «Афиша Daily» поговорила с ним о хай-теке и экологии.

 

 Стефано Боэри — cын Чини Боэри — архитектора и дизайнера, благодаря которой в 1970-е в Италии начался дизайн-бум. Реконструировал средиземноморские порты, был главредом журналов Domus и Abitare. В 2014-м произвел фурор комплексом из двух жилых домов «Вертикальный лес» с деревьями на фасаде и теперь считается главным провозвестником зеленой архитектуры.

 

— Помните, когда началась ваша безумная любовь к деревьям?

 

— Мой отец из Лигурии — красивого итальянского региона, и в детстве я много времени проводил с ним на природе. Когда вырос, я стал восхищаться Бойсом: он в 1982 году он объявил, что посадит 7000 деревьев (знаковый перфоманс «7000 дубов» на «Документе» в Касселе. — Прим. ред.). А лет двадцать назад стал размышлять о том, как изменить климат Милана, сажая больше деревьев, — и понемногу стал воплощать этот проект в жизнь. Вот еще факт из детства: моя мама в 1970-х сделала очень красивый дом в лесу, который деликатно выстроен вокруг берез, как будто их обнимает. Мне хочется думать, что я разделяю этот подход.

 

— Когда в 2014 году вы получили награду за лучшую высотку в мире, вы сказали, что теперь архитекторы задумываются не о «выразительных приемах» и «череде стилей», а о том, во что превратятся мегаполисы через сотню лет без зелени. Вас раздражает погоня за модой, сиюминутность в архитектуре?

 

— Прежде всего, я бы сказал, что сегодня соответствовать времени не так-то просто. У нас есть три серьезные проблемы — в первую очередь бедность. Треть населения живет в трущобах, и мы должны с этим что-то поделать. Климат меняется с огромной скоростью, и на миграцию тоже нельзя закрывать глаза. Быть современным — значит думать обо всем этом. Конечно, можно стараться соответствовать стилю своего времени; это тоже важно. К тому же если ты хочешь решать великие проблемы, то придется укладываться в определенные стандарты — иначе тебя просто не поймут. Это очень тонкий момент: необходимо избегать обеих крайностей, чтобы быть одновременно и заметным, и глубоким.

 

 Жилой комплекс «Вертикальный лес» — это две башни в миланском районе Порто-Нуово. На балконах растет почти 6 тысяч деревьев и кустарников и образует свою собственную экосистему: деревья защищают жителей от шума и производят дополнительный кислород

© Stefano Boeri Architetti

 

— К разговору о трендах: впервые разговор о зеленых крышах как о способе снизить температуру в городах прозвучал восемь лет назад в конкурсе «Большой Париж». Теперь это стало мейнстримом. Не думаете, что это тоже пройдет?  

 

— Не буду спорить с вами, но давайте вспомним архитектуру в стиле хай-тек: этот стиль объединял очень много приемов — например, все архитекторы добавляли солнечные батареи на всевозможные поверхности. Ренцо Пьяно, великий мастер стиля, отлично справлялся с этим в 1995–2005 годах. Сейчас это тоже стало общим местом: все достойные проекты так или иначе включают в себя хай-тек-элементы. То же случится и с зеленой архитектурой. Я жду, что деревья в зданиях через десять лет станут таким же общим местом.

 

— Как оценить архитектурную ценность зеленой архитектуры? К ней применимы традиционные параметры?

 

— На это можно ответить просто: главное, чтобы зелень работала. Но настоящий мой ответ такой: каждый наш проект ставит дерево на пьедестал. Конечно, мы всегда думаем и о форме — как можно выкинуть архитектуру из здания? Вот почему меня не очень-то задевает критика людей, которые считают, будто я прячу архитектуру за зеленью. Это просто не соответствует действительности.

 

 Вы все-таки не единственный архитектор, который работает в этом направлении. Как вам проекты датчанина Бьярке Ингельса и его бюро BIG? Его дом-гора, например, где у каждого резидента есть зеленая терраса? Как вы думаете, почему в Китае заказывают масштабные проекты озеленения городов вам, а не ему?

 

— Наверное, потому, что из «Вертикального леса» в Милане получился проект-манифест, который оказал невероятно сильный эффект. Перед тем как его реализовать, мы экспериментировали, ведь мы не знали, что получится: каждый сезон наше здание меняется, а деревья растут. Устраивали тест-драйв деревьям — проверяли, смогут ли они выдержать сильный ветер. Люди приходили на него смотреть, картинки разлетелись по всему миру, о нем много говорили. Но правда в том, что нам было неизвестно, каким оно станет через пять лет: не опадет ли листва, не превратится ли все в джунгли? Я шучу, конечно, но только отчасти.

 

— Вы верите, что архитектура может изменить мир?

 

— Не думаю, что наши проекты смогут перевернуть планету. Но меня, скажем, пригласили поработать в исследовательский проект Common Worlds, чтобы вместе думать о проблеме изменения климата. Этим интересуется премьер-министр Индии, а вклад этой страны в мировую экологию, как вы сами понимаете, нельзя недооценивать. И это все потому, что мы построили одно здание в не самом влиятельном европейском городе — зато специально для растений. Вот наше отличие от всех прочих архитекторов: к зелени мы отнеслись с таким же уважением, как и к жителям.

 

— Какова вообще предыстория Bosco Verticale?

 

— В 2007 году я оказался на форуме в Дубае, и мы как раз размышляли о том, как уйти от небоскребов из стекла и бетона. Я думал, как природа может стать материалом для архитектора, как построить башни, похожие на холмы, — и тут вдруг получил предложение из Милана. Я связался со знакомым ботаником, и мы начали исследовать вопрос. Какой высоты деревья нам подойдут? А что будет, если мы посадим деревья на северный фасад — не облетят ли листья зимой? В конце концов мы спроектировали здание, учитывая естественный рост деревьев. Отвечая на ваш предыдущий вопрос: да, мы все-таки изменили мир, придумав такой радикальный проект. Будто воплотили в жизнь безумные идеи, о которых архитекторы могли только мечтать в 1970-х.

 

Вокруг башен Боэри — район Порта-Нуова, который с 2010-х годов развивается как миланский Сити с офисными небоскребами, гостиницами, зелеными общественными пространствами и шикарными резиденциями

© Stefano Boeri Architetti

 

— У вас в Милане есть еще один характерный проект: на месте заброшенных железнодорожных путей в Scalo Farini and Valtellina вы собираетесь устраивать сад. Кажется, что ваши проекты вдохновлены кадрами из фильмом про зомби-апокалипсис, где человечество исчезло, а природа победила. Вы не думаете, что ваши идеи — невероятно инновационные и при этом немного ретроградные?

 

— Ну, это не я — просто природа в любом случае побеждает. Ее жизненная сила просто поразительна, и лучшее, что может сделать архитектор, — как-то пытаться ее направить. Иногда она оказывается намного сильнее. Дикая природа всегда очень красива, мы можем ее уважать, пытаться контролировать, при этом не забывая, какие риски для человека заложены в этой дикости. Я люблю лес, но тот, над красотой которого трудятся люди.

 

— Об этом риске я и хотела спросить. Ваши проекты раз от разу все амбициознее. Вы не боитесь, что в какой-то момент что-то выйдет из-под контроля: природа восстанет, корни пробьют кровлю, в кронах поселяться хищные птицы, и дальнейшие события будут развиваться в абсурдном ключе, как в фильме «Высотка»?

 

— Ну природа уже отвоевывает территорию у городов. Знаете, у Лондона серьезные проблемы с лисами — они даже забегают в метро. Многие итальянские города страдают от диких животных. Вы не думали, откуда в Милане столько чаек — там же нет моря? Эти чайки прилетели со всей Италии, потому что им не хватает еды. И теперь они выживают других птиц.

 

— Вы были советником по культуре мэра Милана, руководили ведущими журналами об архитектуре. Как вы совмещаете одно с другим? Боэри-архитектор, Боэри-писатель и Боэри, который устраивает выставки Марины Абрамович, — это разные люди?

 

— Я архитектор в том смысле, что определенным образом думаю о будущем. А политикой мне было интересно заняться, чтобы разобраться с опытом своих неудачных проектов. Мое здание для G8, которое так и осталось недостроенным, потому что саммит перенесли в другое место, будто бы оказалось в заложниках у политиков, и я хотел проникнуть в их мир, чтобы лучше понимать, как принимаются решения. Политика также всегда увязана с управлением пространством — вот почему многие архитекторы так легко в ней себя чувствуют. И культура, и финансирование неизбежно меняют улицы, города, пространство. Отношения архитектуры и политики, конечно, очень сложные — и мы должны ей учиться, чтобы понимать логику управления городами.

 

От раза к разу зеленые проекты Боэри становятся все масштабнее: на картинке — зеленый город в Лючжоу по проекту Stefano Boeri Architetti. 40 000 деревьев будут вырабатывать 900 тонн кислорода ежегодно. Завершить его планируется к 2020 году

© Stefano Boeri Architetti

 

— В Москве вы входили в состав научного комитета Сколково, а также курировали проекты станций линии метрополитена, которая свяжет столицу со всеми ее аэропортами. Какая судьба у этих проектов?

 

— В первом случае я был разработал проект одного квартала вместе с Юрием Григоряном. Что происходит с ним сейчас, я не знаю — точно так же, как и с терминалами в Домодедово и Шереметьево, которые мы разработали. Вроде бы их строят, но смотреть пока не на что.

 

— Среди ваших проектов много безумных. А есть настолько сумасшедший, что его еще не удалось реализовать?

 

— Сейчас мы разрабатываем антигравитационную лампу, и муниципалитет Шанхая просит нас задуматься о том, как перенести город на другую планету через сто лет, когда его часть уйдет под воду. Я не шучу: они серьезно думают об этом.

 

daily.afisha.ru

Читайте также: